ru_anti_wto


Вступление в ВТО - угроза будущему России !


Previous Entry Share Next Entry
Россия и ВТО.
victor_n wrote in ru_anti_wto
Россия и ВТО: О субсидировании экономики и банковских "тылах" транснациональных корпораций
21.06.12 20:53 Экономика
Часть I
Большая часть дискуссий вокруг проблемы вступления России в ВТО вращается вокруг пошлин (прежде всего, импортных, но также экспортных) и возможных социально-экономических последствий их изменения (или отмены) после подписания протокола о присоединении.
В меньшей степени внимание концентрируется на вопросах субсидирования российской экономики. Проблема субсидирования обсуждается в основном применительно к одной российской отрасли – сельскому хозяйству, причем лишь в форме бюджетных субсидий. Предлагаю посмотреть на данную проблему в более широком контексте. Надеюсь, что такой подход позволит более трезво оценить последствия возможного вступления России в ВТО. И понять, что кроме снижения пошлин и недостаточного уровня государственной бюджетной поддержки аграрного сектора экономики членство в ВТО несет другие угрозы России. Эти не лежащие на поверхности угрозы сегодня почти не обсуждаются.
1. Правило ВТО: никаких субсидий
Казалось бы, правила ВТО в части, касающейся государственного субсидирования экономики, предельно просты и логичны. Такое субсидирование запрещается, поскольку дает неоправданные преимущества получателю государственных средств и нарушает "справедливые" правила игры на мировом рынке. Конечно, такое субсидирование полностью искоренить не удается. Страны-члены ВТО находят разные лазейки и способы для того, чтобы поддержать своего товаропроизводителя: защитить его на внутреннем рынке и продвинуть на внешние рынки. Среди таких лазеек и способов может быть прямое бюджетное субсидирование отдельных компаний, т.е. финансирование на невозвратной основе. Однако чаще прибегают к использованию косвенных методов, среди них:
- частичное или полное освобождение от налогов;
- отсрочка в выплате налогов (налоговые кредиты);
- предоставление энергоносителей, сырья, других ресурсов и товаров по заниженным ценам и тарифам;
- закупка государством товаров и услуг частных компаний по завышенным ценам;
- бесплатная передача результатов исследований и разработок из государственных лабораторий (часто военных);
- предоставление на льготных условиях в аренду или концессии земельных участков и месторождений, находящихся в государственном секторе;
- предоставление государственных гарантий и льготных кредитов.
Страны-члены ВТО пристально следят за своими конкурентами и периодически устраивают скандалы, направляют жалобы в судебные инстанции ВТО, требуя отмены государственного субсидирования. Страницы газет и журналов, сайты Интернета пестрят сообщениями о подобного рода разборках. Классический пример – перманентная распря между американским "Боингом" и европейским "Аэробусом". Не успели стихнуть страсти после вердикта судебных инстанций о том, что "Аэробус" получил незаконно от Евросоюза субсидий на 18 млрд. долл., как европейцы нанесли ответный удар. Они направили встречный иск в ВТО, в котором отмечалось, что из-за незаконного субсидирования американской авиастроительной компании "Аэробус" в период 2002-2006 гг. понес убытки на сумму 45 млрд. долл. И вот ВТО в марте 2012 года выносит новое решение: признать незаконным субсидирование правительством США (конкретно Министерством обороны и агентством НАСА) компании "Боинг" на сумму 10 млрд. долл. Кроме того, ВТО обратила внимание на несправедливую поддержку "Боинга" властями штатов Вашингтон, Канзас, Иллинойс.
Еще две излюбленные темы, связанные с государственной поддержкой товаропроизводителей, которые постоянно озвучиваются в мировых СМИ: масштабное прямое и скрытое субсидирование промышленного экспорта Китаем; государственная помощь сельскому хозяйству в США и Европейском союзе.
Статистика уровней государственной поддержки экономик отдельных стран весьма условная, неточная. Обвиняющие стороны дают более высокие цифры субсидирования, а те страны, которые выступают в качестве обвиняемых, стремятся их занижать.
 С учетом нашего дальнейшего разговора следует обратить внимание на стабильность объемов государственной помощи компаниям реального сектора экономики в развитых странах. Скажем, статистические данные Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) показывают, что во время кризиса 2007-2009 гг. государственные субсидии сельскому хозяйству в абсолютном выражении мало изменились по сравнению со средними значениями предыдущего десятилетия. В США они со 100 млрд. долл. в 2007 г. возросли до 120 млрд. долл. в 2009 г., в Японии – с 55 млрд. до 57 млрд. долл., а в странах Европейского союза (27 государств) несколько понизились – с 160 млрд. до 140 млрд. долл. (1) (OECD. Stat, http://stats.oecd.org.). Иначе говоря, объемы регулярной помощи отраслям реального сектора мало чувствительны к колебаниям экономической конъюнктуры.
2. Россия: отечественный товаропроизводитель без государственных "тылов"
Ни для кого не секрет, что в группе экономически развитых стран уровень государственной поддержки товаропроизводителей выше, чем в странах периферии мирового капитализма. Россия в этом отношении не представляет исключение: она выглядит как типичный представитель этой периферии (несмотря на то, что входит в "Большую восьмерку").
Взять хотя бы сельское хозяйство. Начиная переговоры о присоединении к ВТО, Россия определила уровень поддержки сельского хозяйства в 89 млрд. долл. (именно таким был среднегодовой уровень господдержки в 1989-1991 гг.). Затем в течение длительных переговоров о присоединении к ВТО наша делегация последовательно "сдавала" первоначальные позиции: сумма была понижена до 36 млрд. долл., позднее – до 16 млрд. долл. На момент вступления России в ВТО она определена в 9 млрд. долл., а к 2017 г. должна быть опущена до 4,4 млрд. долл.
В 2011 г., по официальным данным, у нас на поддержку сельского хозяйства из бюджета было выделено 125 млрд. руб. В валютном эквиваленте получается около 4 млрд. долл. Для сравнения: в Европейском союзе объем государственной поддержки сельского хозяйства составил 60 млрд. долл., т.е. был в 15 раз больше (речь идет лишь о прямых расходах из бюджета в виде выплат товаропроизводителям). Один из показателей, позволяющих сравнивать уровень поддержки сельского хозяйства в разных странах, – доля государственной помощи в стоимости продукции. В США в середине прошлого десятилетия она была равна 18%, в Канаде – 21%, в Европейском союзе – 32%, в Японии – 58%, в Южной Корее – 62%, а в Норвегии имела рекордно высокое значение – 70%. В РФ этот показатель был равен лишь 16% (Н.Н. Семенова. Направления государственной поддержки аграрного сектора экономики в зарубежных странах // Аграрный вестник Урала. №1(67), 2010). На 1 гектар пашни в России выделяется в 40 раз меньше средств, чем в Евросоюзе, и в 15-17 раз меньше, чем в  США.
Противники вступления России в ВТО совершенно справедливо отмечают, что при таком уровне государственной поддержки наше сельское хозяйство обречено. Далеко за примерами ходить не надо. Восточноевропейские страны не смогли при вступлении в ВТО обеспечить минимальный уровень дотаций своему сельскому хозяйству, в результате внутреннее производство продукции растениеводства и животноводства сильно сократилось, импорт продовольствия вырос, цены на него, как и следовало ожидать, не упали, а выросли.
Такая же картина наблюдается и по другим отраслям российской экономики. Я уже писал о том, что в десятках стран мира существуют специализированные государственные и полугосударственные агентства, которые помогают продвигать национальных товаропроизводителей на мировых рынках. Агентства предоставляют льготные экспортные кредиты, гарантии, страхование политических и иных рисков по внешнеторговым контрактам. В России такая поддержка в лучшем случае измеряется несколькими сотнями миллионов долларов в год. В США на эти цели по линии только Экспортно-импортного банка из бюджета ежегодно выделяется 10-15 млрд. долл.
3. Кризисы: исключения из правил становятся нормой жизни
Выше мы говорили о тех формах государственной поддержки бизнеса, которые хотя и не вписываются в правила ВТО, но тем не менее обсуждаются. А бюрократы из ВТО делают вид, что с ними борются. Это, если так можно выразиться, "верхняя часть айсберга". Но есть еще "нижняя часть айсберга". Речь идет о государственной помощи, которая предоставляется бизнесу в "острых" ситуациях – в периоды финансовых, банковских, экономических кризисов.
Особенности такой чрезвычайной помощи заключаются в следующем.
Во-первых, ВТО делает вид, что это не субсидирование экономики, а что-то иное, связанное с "тушением пожаров". Но в документах ВТО ничего не говорится об исключениях из правил данной организации.
Во-вторых, львиная доля этой помощи предоставляется не компаниям реального сектора экономики, а финансовым организациям, прежде всего банкам. Хотя на финансовый сектор экономики распространяются те же правила, что и на отрасли реального сектора экономики, но почему-то ВТО делает вид, что никто ничего не нарушает.
 В
В любой момент может начаться вторая волна мирового финансового кризиса. Банковская система России крайне слаба, и многие банки могут просто "посыпаться". Вместо того, чтобы укреплять банковский сектор экономики (например, увеличивая капитализацию банков через "вливания" в уставные капиталы), наши власти делают все наоборот: они заявили о планах полной приватизации в ближайшие годы двух наших банков с участием государства – Сбербанка и Внешторгбанка. А ведь на них, по сути, держится вся российская банковская система.
8. Без суверенной финансовой системы России вступать в ВТО нельзя.
Из приведенных выше данных и их сопоставления можно сделать следующие выводы.
Суммарная величина государственной поддержки финансового сектора не только сопоставима с величиной государственной поддержки всех остальных отраслей, но и существенно больше. Так, во время кризиса 2007-2009 гг. совокупная государственная поддержка финансового сектора в экономически развитых странах составила 43,1% ВВП (табл. 7). Если предположить, что финансовые кризисы и порождаемые этими кризисами "государственные вливания" происходят раз в десять лет, получается, в расчете на год за десятилетний период эта помощь составила 4,3% ВВП.
Оценки государственной регулярной помощи частному сектору экономики в зоне "золотого миллиарда", как мы отметили, находится в диапазоне от 1 до 2 процентов ВВП. Получается, что государственная помощь финансовому сектору в среднем в расчете на год в 2 – 4 раза выше, чем помощь реальному сектору экономики. В острые моменты государство укрепляет "банковские тылы" экономики, а после преодоления кризисных периодов "тылы" реального сектора экономики начинают укреплять банки. Так устроена экономика развитых стран. Такую модель в старых учебниках по политической экономии было принято называть "государственно-монополистическим капитализмом" (ГМК). Сегодня в связи с резким усилением экономической и политической роли банковского капитала в мире ее правильнее назвать "государственно-банковским капитализмом" (ГБК).
Но возникает один простой вопрос: почему одни страны могут осуществлять в короткие сроки громадные "вливания" в финансовый сектор, а другие нет? Ответ достаточно прост: у одних стран имеется такой институт, как центральный банк, а у других его нет. Центральный банк может осуществлять "вливания" напрямую. Однако чаще он прибегает к другой схеме: "кредитор последней инстанции" осуществляет кредитование правительства (покрывает дефицит государственного бюджета, покупая государственные облигации); а правительство далее уже направляет полученные средства на "вливания" в финансовый сектор.
Читатель задаст вопрос: но ведь центральные банки сегодня есть почти во всех странах мира? Почему же одни участвуют в "накачке" финансового сектора, а другие нет. Дело в том, что далеко не все учреждения, на которых есть вывеска "центральный банк", на самом деле являются центральным банком. Большинство из них являются "валютными советами" или "валютными управлениями". Они не предназначены для того, чтобы кредитовать отечественные банки и предприятия реального сектора экономики. Это институты, которые больше похожи на "валютные обменники". Они развернуты не на внутреннюю экономику своих стран, а на экономики тех стран, в которых "печатается" иностранная валюта. Фактически такие "валютные советы" помогают западным экономикам. И уж никак не могут помочь своим отечественным банкам и компаниям. Ни в обычных условиях, ни в условиях кризисов. Поэтому при отсутствии нормальных "банковских тылов" такие страны в условиях ВТО обречены на проигрыш.
А как же предлагается бороться с финансовыми кризисами тем странам, которые имеют у себя не полноценные центральные банки, а "валютные советы"? Прежде всего, расходовать на эту борьбу свои валютные накопления. Западу это очень выгодно, т.к. осуществляется рециклирование эмитируемой им валюты (возращение долларов и евро в виде почти беспроцентного ссудного капитала в западную экономику). А чтобы было что расходовать, страны периферии мирового капитализма в периоды передышек между кризисами всю свою "экономическую политику" сводят к одному – накоплению валюты. "Экономическая политика" поразительно бессмысленная: не созидание (расширение или совершенствование национальной экономики), а подготовка к очередному кризису. Никаких долгосрочных социально-экономических целей власти таких стран вообще не ставят. Если у страны нет валюты для борьбы с кризисом, ей ее будут предлагать различные "добрые дяди" из МВФ, МБРР, ЕБРР и других "благотворительных" организаций. Если страна в долгах как в шелках и даже "добрые дяди" отказывают в "помощи", то страну со всеми ее богатствами начинают "приватизировать" международные банкиры.
Кстати, Банк России также имеет все признаки "валютного совета". Это сегодня вынуждены признать даже наши власти. Только не любят об этом говорить вслух. Но кое-кто говорит. Например, депутат Государственной думы четырех созывов (от "Единой России"), бывший председатель Комитета по экономической политике и предпринимательству Е.А. Федоров. Вот данная им характеристика российского рубля и Банка России: "Выпускается эта бумажка (рубль – В.К.) на основе Конституции и на основе закона о Центральном банке, и объемы выпуска, пропорциональны, по закону о Центральном банке и Конституции Российской Федерации, объему закупленной виртуальной иностранной валюты через механизм так называемых валютных резервов… Таким образом, ежегодно мы платим в казну США дань – порядка 200-300 миллиардов долларов. Это соответствует полному налогообложению в России, без таможенных платежей. Условно говоря, каждый россиянин платит два налога: один налог он платит в российский бюджет, а другой – в таких же объемах – он платит в американский бюджет. Эти правила придумали американцы" (Евгений Федоров. Проигравшие победители. // Правда.Ру. 24.02.2012). Кредитовать свою российскую экономику Банк России не может – ни через рефинансирование коммерческих банков, ни через кредитование правительства (последнее законом о Центральном банке прямо запрещается). Фактически Банк России – филиал Федеральной резервной системы, обслуживающий интересы главных акционеров ФРС.
С таким худым "тылом" любую торговую войну Россия проиграет. А любой финансовый кризис для ее экономики будет в десять раз более тяжелым, чем для экономик стран "золотого миллиарда". Без суверенной финансово-банковской системы России вступать в ВТО смерти подобно.

Часть III
ВТО и Россия: о природных ресурсах и преступных сообществах
90% российских публикаций по проблемам ВТО посвящены оценке возможных последствий присоединения России к этой организации в результате изменения импортных тарифов, а также государственной бюджетной поддержки экономики (прежде всего, аграрного сектора). Это те последствия, которые лежат на поверхности и могут затронуть российский бизнес и граждан России вскоре после окончательного вступления страны в ВТО. В то же время целый ряд последствий не только не просчитывается, но даже не обсуждается.
1.  Эволюция ВТО: от регулирования тарифов к глобальному контролю над экономикой
Не учитывается и не обсуждается по той причине, что ВТО – механизм, который постоянно расширяет свои цели, задачи, функции и полномочия. Когда-то ВТО (тогда еще ГАТТ – Генеральное соглашение по тарифам и торговле – предшественник ВТО) занималась лишь регулированием международной торговли товарами с помощью согласования и унификации таможенных пошлин. Потом организация стала заниматься вопросами гармонизации и снижения нетарифных барьеров (количественные ограничения торговли товарами, технические и экологические стандарты и т.п.). Постепенно в поле зрения и регулирования организации оказалась также торговля услугами. Все большее внимание ВТО стала уделять такому сектору услуг, как финансовые услуги. В связи с этим по целому ряду вопросов, относящихся к финансовому сектору экономики, деятельность ВТО стала пересекаться с Международным валютным фондом (МВФ). Наконец, в сферу регулирования организации попали объекты интеллектуальной собственности.
ВТО крайне озаботилась обеспечением "равных" условий хозяйственной деятельности в разных частях и уголках мира, начав "крестовый поход" против разного рода государственных субсидий. Соответственно, ВТО стала все глубже вникать в вопросы налогов, бюджетного финансирования экономики, ценообразования и тарифов, заработных плат и социальных условий работников, экологию и стандарты безопасности пищевых продуктов, технологий, промышленных изделий и т.п. Как тут не вспомнить поговорку "Аппетит приходит во время еды".
"Аппетит" главных "акционеров" ВТО (стран "золотого миллиарда") продолжает расти. Об этом можно судить по тематике встреч, которые в последние годы проводятся в штаб-квартире ВТО, а также на международных форумах, организуемых её главными "акционерами". В ближайшее время функции ВТО могут быть значительно расширены, и вопросы торговли окажутся тогда не самыми главными в деятельности этой организации. Среди новых функций: регулирование инвестиционной деятельности, международной миграции рабочей силы, финансовой деятельности государства (в том числе налоговая политика), использования природных ресурсов.
В частности, готовится пакет документов, в которых предусмотрено резкое ограничение (фактически ликвидация) суверенных прав государств по регулированию инвестиционных процессов на своих территориях. Так, транснациональные корпорации получат право в судебном порядке оспаривать те национальные законы, которые снижают прибыли ТНК от производственно-инвестиционной деятельности в соответствующих странах. А также - требовать компенсаций за понесенный ущерб (упущенные прибыли).
Остановимся подробнее на планах ВТО, касающихся наднационального регулирования использования природных ресурсов.
2. ВТО: планы тотального контроля над природными ресурсами.
Основные положения концепции наднационального регулирования допуска транснациональных корпораций к природным ресурсам суверенных государств были оглашены Генеральным директором ВТО Паскалем Лами осенью 2010 года в Берлине на Конгрессе по сырьевым товарам (1). Руководитель ВТО обратил внимание на то, что в документах этой организации нет специального соглашения, посвященного регулированию торговли сырьевыми товарами. Фактически вне сферы "эффективного контроля" ВТО оказывается 20% мирового торгового оборота. А также множество стран, у которых в экспорте преобладают природные ресурсы. По данным ВТО, на сегодняшний день в мире насчитывается 21 страна, экспорт которых более чем на 80% состоит из сырья. Руководитель ВТО явно поскромничал, сказав, что его организация не оказывает влияния на мировую сырьевую торговлю. Оказывает, и даже очень. Например, правила ВТО запрещают введение прямых количественных ограничений на экспорт природных ресурсов. Также ВТО потрудилась на славу для того, чтобы "извести" различные межгосударственные товарные соглашения (торговля различными биржевыми товарами – кофе, бананы, хлопок, руды металлов и т.д.). Последние создавались в свое время для того, чтобы обеспечивать стабильность экспортных доходов сырьевых стран, тормозить растущие ценовые "ножницы" в торговле сырьевыми и готовыми промышленными товарами.
П. Лами посетовал на то, что в рамках ВТО страны до сих пор используют законные и не вполне законные ограничения для торговли товарами, причем делают это почти исключительно экспортеры, а не импортеры. И вот что важно: по его мнению, ограничения торговли природными ресурсами могут наносить ущерб экономике больший, чем ограничения торговли готовыми изделиями.
Зачем же правительства стран - экспортеров природных ресурсов вмешиваются в торговлю сырьевыми товарами? Они, как отметил П. Лами, оправдывают это вмешательство тем, что необходимо сохранять истощающиеся ресурсы, защищать окружающую среду, диверсифицировать базу экспорта, проводить структурную перестройку экономики. Все это проявления устаревшего "национального эгоизма".
Практически власти реализуют "национальный эгоизм" в сфере природопользования с помощью таких традиционных инструментов, как экспортные квоты и экспортные пошлины, а также экономическое и административное регулирование объемов добычи полезных ископаемых и других природных ресурсов. Власти могут это делать и потому, что конституции многих стран в тех или иных выражениях подтверждают национальный суверенитет над природными ресурсами, что, по мнению П. Лами, является анахронизмом. А ВТО, к несчастью, для ее главных "бенефициаров" - ТНК - ограничена в своих возможностях воздействовать на страны-экспортеры природных ресурсов. Правила ВТО запрещают устанавливать количественные квоты на экспорт ресурсов, но при этом ВТО не имеет полномочий регулировать размеры экспортных пошлин. И уж тем более не может указывать странам, сколько им добывать природных ресурсов. С точки зрения ВТО и ТНК это непорядок, его следует исправить, добычу и вывоз природных ресурсов надо поставить под свой жесткий контроль.
Как и полагается, под это подводится "теоретическая база". Лами на упомянутом международном форуме сформулировал следующие тезисы.
Во-первых, экспортные пошлины на природные ресурсы вызывают большие различия между внутренними и внешними ценами на ресурсы.
Во-вторых, более высокие внешние цены снижают уровень благосостояния других государств, что, естественно, "несправедливо".
В-третьих, более низкие внутренние цены стимулируют чрезмерное внутреннее потребление ресурсов, что, в свою очередь, способствует быстрому истощению запасов этих ресурсов.
Такова незамысловатая "теория", шитая белыми нитками. О том, что снижение цен на природные ресурсы после снятия ограничений на экспорт природных ресурсов приведет к еще более быстрому истощению их запасов, генеральный директор ВТО почему-то умолчал.
Чт Протесты западных стран по поводу китайской политики ограничения экспорта металлов звучат очень угрожающе. Например, в заявлении Европейской комиссии (март 2012 г.) говорится: "Ограничения Китая на (вывоз) редкоземельных металлов и других (сырьевых) товаров нарушают правила международной торговли и должны быть отменены. Эти меры больно бьют по производителям и потребителям в ЕС и по всему миру… Несмотря на четкие указания ВТО,  Китай ранее не предпринял никаких попыток, чтобы отказаться от ограничений на вывоз (других сырьевых товаров). Это не оставляет нам никакого выбора, кроме как бросить вызов экспортному режиму Китая для обеспечения справедливого доступа наших предприятий к данным материалам". Данное заявление "цивилизованной" Европы очень напоминает угрозы, которые в ХIX веке раздавались из Лондона перед началом жестоких и кровопролитных "опиумных войн" в Китае.
Официальный ответ Китая на жалобу содержит три основных аргумента, объясняющих сдерживание экспорта металлов:
а) угроза быстрого истощения запасов РЗМ;
б) загрязнение и разрушение окружающей среды в процессе добычи металлических руд и их первичного обогащения;
в) борьба властей с нелегальной добычей РЗМ, которая особенно опасна для окружающей среды, а также лишает государство налоговых поступлений.
Могу засвидетельствовать: власти Китая действительно усилили свой контроль над добычей и экспортом РЗМ. Помимо официальных аргументов в пользу такой политики есть еще один, который власти Китая не очень афишируют при общении с чиновниками ВТО. А именно: уйти от сырьевой зависимости, организовать на территории страны полную технологическую цепочку по переработке РЗМ и выходить на внешний рынок уже с готовой наукоемкой продукцией.
Но именно этого и не желает ВТО и ее главные "акционеры". ВТО – инструмент продвижения интересов стран "золотого миллиарда". Это проявляется в том, что "правила ВТО", касающиеся торговли, инвестиций, экологии постоянно пересматриваются, но пересмотр всегда происходит в пользу Запада. Так, западные страны долгое время использовали экологию в качестве аргумента для того, чтобы защищать свои рынки от товаров других стран (либо сами импортные товары, либо их производство объявлялись экологически опасными). Китай говорит о том, что расширение экспорта РЗМ влечет за собой разрушение окружающей среды, однако на Запад этот аргумент не производит никакого впечатления. Типичная политика "двойных стандартов"!
В любой момент после присоединения в 2001 году Китая к ВТО против него велось (и ведется) по несколько десятков дел и антидемпинговых расследований. Большинство из них Китай проигрывает. И это несмотря на то, что Китай подготовил значительное количество юристов, специализирующихся на спорах в рамках ВТО. Так, в 2009 г. со стороны США, ЕС и Мексики был подан иск против Китая с жалобой на ограничение экспорта бокситов, что, по мнению истцов, создавало преимущества китайским производителям алюминия и дискриминировало иностранных производителей. В январе 2012 г. Китай проиграл во всех инстанциях ВТО этот спор.
Эксперты полагают, что спор по редкоземельным металлам – "последний и решающий бой". Как для Китая, так и для ВТО. Если Китай проиграет, то будет создано достаточное количество прецедентов по признанию "незаконными" попыток национальных государств регулировать добычу и вывоз своих природных ресурсов. Это право перейдет к ВТО и ТНК и найдет свое отражение в новой серии документов ВТО (проекты которых давно уже готовы для принятия).
4.
Присоединение России к ВТО будет означать для Запада гарантию того, что Россия не начнет подобно Китаю разворот от сырьевой специализации в сторону более глубокого передела природных ресурсов, выстраивания производственно-технологических цепочек, на выходе которых будет конкурентоспособная высокотехнологичная продукция.
Даже по ныне действующим правилам ВТО, суверенитет России над своим природными ресурсами будет сильно ограничен. Взять, например, полезные ископаемые. Как известно, приоритет в доступе к эксплуатации месторождений, согласно российскому закону о недрах (впрочем, это общемировая норма), имеет та компания, которая проводила геологическую разведку и сумела открыть месторождение. В течение двадцати лет российская геологоразведка медленно умирала, сегодня она не может решать серьезных задач по расширению минерально-сырьевой базы российской экономики. В Россию придут мощные специализированные компании с Запада. 80% мирового рынка геологической разведки запасов минерального сырья сегодня контролируется 4-мя гигантскими западными корпорациями. Они ждут момента присоединения России к ВТО, чтобы прийти на российский рынок геологических работ и нефтяного сервиса, который станет регулироваться соглашениями ГАТС (соглашение ВТО по услугам). Начнется процесс перехода минерально-сырьевой базы России под контроль ТНК.
Готовясь к вступлению в ВТО, российские власти должны учитывать, что, попав в эту организацию, России придется выполнять и те обязательства, которые пока в документах ВТО не значатся. В том числе и обязательства по полной либерализации доступа ТНК к природным ресурсам, о чем говорил генеральный директор ВТО на Конгрессе в Берлине в 2010 году. Недаром про ВТО говорят: это организация, за вход в которую надо заплатить рубль, а за выход – десять. Но при этом обычно не задумываются: откуда Россия возьмет эти самые десять рублей?
Попытаюсь расшифровать смысл данной фразы.
1. По правилам ВТО выход страны из этой организации возможен при уплате крупных штрафов.
2. Размер штрафов определяется величиной ущерба, который могут понести другие участники (в конечном счете - ТНК) от выхода данной страны из ВТО.
3. Ущерб транснациональных корпораций от потери свободного доступа к природным ресурсам России будет оценен в те самые 40 трлн. долл., которые я упомянул выше (стоимость национального природного богатства).
4. Таким образом, расплатиться за свой выход из ВТО Россия может только самой собой. То есть своей территорией со всеми природными ресурсами на ее поверхности и в ее недрах.
5. Выход из этой странной, но легко просчитываемой ситуации для России - лишь в одностороннем отказе от всех своих обязательств. Однако в этом случае главные "бенефициары" ВТО – ТНК – вынуждены будут прибегнуть к "аргументу последней инстанции" - военной силе.
Вот таковы "правила" ВТО. Не трудно заметить, что по ним живут любые преступные сообщества. Разница лишь в том, что в традиционных мафиозных преступных группировках "правила" называются "понятиями". Самый верный способ сохранить свой кошелек и свою жизнь – сторониться преступных сообществ. Тем более международных.
_______________
В.Ю. Катасонов, проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

(1) Данное мероприятие нашло освещение в некоторых российских источниках. См., например: "Генеральный директор ВТО о развитии торговли сырьевыми товарами" // Мосты, декабрь 2010 (выпуск 7).
Источник: fondsk.ru
Источник: http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/vprint/70472/

?

Log in